Seopult Cybermarketing Click.ru Seopult TV Trustlink Webartex.ru UpToLike.ru Blog.Seopult.ru Форум
12 ноября 2012

Охотники за алгоритмом — интервью с Барри Шварцем

Если вы какое-то время занимаетесь поисковой оптимизацией, то, наверно, слышали имя Барри Шварц (он же RustyBrick). Барри — основатель Search Engine Roundtable, редактор новостей в Search Engine Land и энтузиаст в деле разгадывания алгоритма Google.

Я был представлен Барри во время ведения проекта MozCast, и он был так добр, что согласился помочь мне разобраться в методах отслеживания обновлений алгоритма. Многие не понимают, что это ручная и часто очень кропотливая работа. Очень, очень немногие (среди них Барри, Дэнни Салливан и Тед Улле) активно следят за «разговорами» вебмастеров на форумах, таких как Webmaster World, об изменениях в алгоритме и пытаются определить по этим разговорам, подверглись ли они каким-нибудь переработкам. Когда у них есть твердые основания полагать, что произошло что-то важное, они пишут об этом и стараются получить от Google ответ на интересующий всех вопрос: было ли изменение алгоритма? Барри — один из немногих, кому удалось заставить Google ответить на этот вопрос.

Учитывая всеобщую заинтересованность в алгоритме, мы с Барри решили, что будет забавно (и, надеюсь, полезно) сделать кое-что другое. Мы взяли интервью друг у друга, по очереди задавая вопросы и отвечая на них. Мне выпало сделать первый ход…

Dr. Пит:

(Вопрос) Как получилось, что ты стал связующим звеном между SEO-сообществом и Google? Немногие могут похвастаться прямым контактом с Мэттом Каттсом, и вряд ли ты просто взял и решил стать посредником.

Барри:

(Ответ) Думаю, это произошло само собой. Все началось, когда я стал работать в SEO-индустрии в 2003 году. Я просто начал рассказывать о том, что слышал от других членов SEO-сообщества. Многое из этого оказывалось ложной информацией, слухами, которые поисковики хотели развеять, поэтому они и шли на контакт. Поначалу я не просил делиться со мной новостями (например, предварительными объявлениями), предпочитая вместо этого находить ответы на свои вопросы через утечки информации или наблюдая за тестированием, которое проводили поисковики. Но после того, как я начал работать в Search Engine Watch с Дэнни (сейчас это Search Engine Land), все стало более официальным.

(В) Ты знаешь, я много раз искренне желал, чтобы этого контакта у меня не было. Мне нравится стихийный подход, который я использовал в старые добрые времена. Приходилось анализировать данные, чтобы выявить изменения без всяких официальных контактов с Google. Испытываешь огромное удовлетворение, когда твои данные подтверждаются. Именно так я себя чувствую, когда открываю обновления до их официального выпуска. А что ты чувствуешь в этой связи?

Dr. Пит:

(О) Честно говоря, мне сейчас очень интересно работать. Анализ данных в нашей области пока только развивается, поэтому он открыт всему новому. Я чувствую себя первопроходцем, одним из первооткрывателей новых земель, и я каждый день узнаю что-то новое об алгоритме. Поскольку я не получаю информацию от представителей Google, некоторым я кажусь чем-то вроде противника Google, но на самом деле это слишком упрощенный образ. Как мне кажется, мы с тобой оба смотрим на одну и ту же проблему, только под разным углом, так как прямая связь с Google — важный кусочек паззла.

(В) Мне начинает открываться темная сторона — мой пост об обновлении EMD собрал 243 комментария, причем это число растет, и многие люди злятся. Я работал со многими малыми и средники компаниями, чей бизнес сильно пострадал от обновлений алгоритма, и я понимаю их раздражение, но не могу понять, зачем «стрелять в гонца». Как ты думаешь, почему люди с такой готовностью нападают на таких как ты и Дэнни Салливан?

Барри:

(О) Им просто необходимо выплеснуть свое раздражение. Представь, что у тебя есть свой сайт, приносящий скромный доход, на который ты живешь последние несколько лет. И в один прекрасный день Google решает выпустить обновление алгоритма, после чего твой сайт стремительно падает в выдаче, вместе с чем падают и твои продажи — процентов на 90. Это огромная потеря, и я отлично понимаю тех, кому хочется выплеснуть на кого-нибудь свою злость.

Они стараются выкарабкаться, ищут информацию об обновлениях и тут натыкаются на твою или мою статью, или на статью Дэнни. Они видят, что мы цитируем Google, видят, что мы спокойно объясняем происходящее и то, почему Google считает это обновление полезным. Они не могут накричать на Google, не могут комментировать в блоге Google, поэтому пишут гневные комменты на наших сайтах.

Мне угрожали, на меня кричали, меня проклинали и всячески обзывали. С годами отращиваешь толстую кожу и учишься смотреть на это спокойно. Если честно, я удивлен, что до сих пор не было случаев, чтобы кто-то реально пострадал. Странно, что Мэтт Каттс ходит на конференции без телохранителя. Кому-то это покажется смешным, но я вижу все это изнутри, и это все очень серьезно.

(В) Как ты с этим справляешься? Ты помнишь первый подобный инцидент?

Dr. Пит:

(О) Признаться, у меня двойственное отношение к этой проблеме. Поскольку я раньше работал с малым и средним бизнесом и видел, как рушатся компании, я искренне сочувствую их владельцам. Некоторые слишком многое ставят в зависимость от Google или слишком надолго расслабляются после первых побед, не желая при этом ничего плохого, и я им сочувствую. С другой стороны, я каждый день вижу кучу жалоб от сайтов, на которых нет ничего, кроме скопированного откуда-то контента, владельцы этих сайтов годами живут за счет чужих трудов, и меня раздражает их недовольство, после того как они получили тысячи долларов, практически ничего не вкладывая взамен.

Я стараюсь войти в положение как владельцев сайтов, так и Google. Со временем начинаешь понимать, насколько сложным делом может быть поисковая оптимизация — на каждого выигравшего неизбежно приходится проигравший. В то же время, я осознаю, что каждый такой проигравший — это не просто сайт с тем или иным рейтингом, это живой человек с реальными чувствами. Так что, как и ты, я стараюсь не принимать это близко к сердцу. Мне кажется, ты обозначил правильную позицию: люди «стреляют в гонца», потому что этот гонец — единственный, к кому они имеют доступ.

(В) У каждого злого вебмастера есть своя теория относительно того, как Google оказывает предпочтение крупным брендам или пытается заставить нас больше кликать на рекламу, тем не менее, в Google работают реальные люди, которые полный рабочий день трудятся над повышением качества поиска. Поэтому я задам трудный вопрос. Как ты считаешь, Google заботится о качестве поиска? У меня есть собственное мнение на этот счет, но я бы хотел сначала услышать твое.

Барри:

(О) Да, я считаю, их действительно волнует качество поиска. Думаю, это именно то, чем руководствуется Мэтт Каттс. Думаю, Google не стал бы нанимать людей в команду повышения качества поиска, если бы это было не так. Кто-то, конечно, «перегорает» и уходит, но основное ядро команды Google по-настоящему серьезно относятся к качеству поиска.

(В) У тебя, наверно, противоположное мнение?

Dr. Пит:

(О) Нет, ничуть. Я просто не хотел вносить предвзятость в твой ответ :) На самом деле я согласен — я считаю, что понятие Google о том, что такое «качество», часто не совпадает с нашими понятиями, но я уверен, их заботит качество поиска. Вот в чем дело: люди всегда говорят, что Google заботится только о рекламе, но потом они делают из этого ошибочный вывод, что естественная выдача приносится в жертву платным результатам. Естественная выдача — это необходимое условие для существования платной рекламы. Если люди потеряют доверие к результатам поиска, они перестанут посещать Google, и ручеек дохода от рекламы иссякнет. Ничего не могу сказать о чьей-либо мотивации, но у Google есть многомиллиардная причина заботиться о качестве поиска.

(В) Разумеется, проблема в том, что Google служит пользователям поисковых систем, а не вебмастерам. Как ты думаешь, будучи оптимизаторами и владельцами сайтов, мы поэтому не замечаем более широкой миссии Google? Можно ли сказать, что мы забыли о качестве поиска, или же вы просто «застряли между двух противоположных огней»?

Барри:

(О) Ну, поскольку все, что я публикую в сети, лучше, чем все, что там уже есть или когда-нибудь будет, мой контент должен занимать первое место в Google. Здесь есть два момента:

1. Необъективность владельца сайта — то есть, это мой контент, и поэтому он самый лучший.

2. Мы понимаем механизмы поиска и считаем, что разбираемся в том, что такое качество поисковой выдачи. Но мы оба смотрим на это не так, как это делает Google.

Нам нужно попытаться влезть в их шкуру.

(В) …но вот тут-то и лежит различие. Ты видишь данные — не так много данных, как Google, но больше, чем владельцы сайтов, пострадавшие от Google.

Не думаешь ли ты, что два года назад Google вкладывал в слово «качество» другое понятие, нежели сейчас?

Dr. Пит:

(В) Сложно сказать. Мы люди, и поэтому, наверно, у нас есть хорошие критерии того, что качественно, а что нет, и специалисты по качеству в Google ориентируются на эти же критерии, но изначально им приходится переводить качество в характеристики алгоритма, и в этом-то вся сложность. Google пользуется кодами вместо понятий, и они хотят создать хороший алгоритм, а не вылавливать сайты и вручную наказывать их владельцев. Просто это невозможно точно измерить. Поэтому я не думаю, что их понятия о качестве так уж сильно изменились за последнее время — скорее, изменились способы перевода этих понятий на язык компьютера.

А еще существует такая вещь, как «гонка вооружений», и за это мы, сеошники, несем некоторую долю вины. После обновления EMD некоторые писали, что Мэтт непоследователен в своих утверждениях, потому что он пару лет назад говорил, что показатель качества – это если домен полностью соответствует запросу. Но лично я не считаю, что Мэтт себе противоречил, ведь раньше EMD (домены с точным вхождением ключа) часто служили показателем релевантности. Потом EMD заспамили по самое не могу, поэтому сейчас они уже не столь релевантны, и Google приходится приспосабливаться.

(В) Уверен, в комментах нас станут обвинять как в чрезмерной защите Google, так и в Google-ненавистничестве, так что давай подготовим себе пути к отступлению. Можешь назвать какую-нибудь ошибку, которую Google совершил в 2012 году (это может быть обновление алгоритма, какая-либо политика, нововведение и т.п.)?

Барри:

(О) Ошибка — это сильно сказано. Многое из того, что они делают — пробы и ошибки. И мне это нравится. Мне не нравится то, что они делают с Google Shopping, то, что это становится полностью платной функцией. Но кто я такой, чтобы говорить Google, что они неправы. Пускай попробуют и поучатся на своих ошибках.

(В) Разве не так всегда поступают те, кто работает с информацией?

Dr. Пит:

(О) Ты, возможно, удивишься, но я считаю, что за последнее время их главной ошибкой стало слишком много тестирования. У Google есть тонны данных, они могут определить статистическую значимость даже для мельчайших изменений. И они внедряют выдачу из 7 результатов и решают, что страница с самой быстрой загрузкой получает некоторое улучшение какого-либо показателя (скажем, показателя «ненужных просмотров») на 0,4% (это значение я взял с потолка), и это существенно при миллионах посетителей, на которых они это тестируют. Однако что если это отрицательно отразится на чем-то, что они не измеряют? Что если 0,4% — это хоть и существенный показатель, но на практике он не имеет значения? Я боюсь, как бы данные не начали перевешивать здравый смысл и как бы вся эта статистическая культура не зашла слишком далеко. Конечно, это сложные вопросы, и я не знаю всего того, что знают они, но думаю, что иногда слишком хорошо — это нехорошо.

(В) Ты провел много времени, наблюдая за Google и стараясь понять, что они делают. С учетом того, что ты узнал за это время, какого самого большого изменения ты ожидаешь от Google в ближайшие несколько лет? Я знаю, здесь можно лишь строить догадки (сомневаюсь, что Google что-нибудь подобное анонсировал), но я уверен, что нашим читателям интересно узнать твое мнение.

Барри:

(О) С точки зрения санкций, я считаю, в ближайший год Google выберет целью своего алгоритма очередной фактор юзабилити. Мы видели обновление Panda и алгоритм, посвященный верстке страницы, а также скорости загрузки. Я бы обратил внимание еще на какой-нибудь фактор удобства пользователей в качестве объекта следующего обновления.

С точки зрения алгоритма ранжирования, я думаю, мы увидим увеличение роли социальных сетей (Google+) не только в персонифицированном поиске, но и в рейтинге определенных страниц — если не в 2014, то не позднее 2015 года.

Я вставлю тут свои пять копеек: думаю, что все самое важное с Графом знаний еще впереди. За тем, что кажется некоторым всего лишь игрушкой, стоит много данных и много кода, и то, что мы сейчас наблюдаем — это начало семантической сети. Предполагаю, что в ближайшие годы нас ждут огромные изменения, связанные с органическим поиском.

Спасибо Барри, не только за интервью, но и за то, что щедро поделился своим временем и информацией, не говоря уж о его вкладе в индустрию в целом. Мы оба просим вас: не стреляйте в гонца!

Для тех, кто еще не слышал, я хотел бы объявить, что 1 ноября — мой первый официальный полный рабочий день в SEOmoz. Я собираюсь расширить свое участие в работе команды маркетинга и анализа данных, а также уделять больше времени «большому контенту» и таким проектам, как MozCast. Я хотел бы особо поблагодарить сообщество за вашу поддержку, которую вы оказываете мне последние 5 лет. Надеюсь, мы проведем вместе еще немало времени.

Комментарии

Расписание вебинаров и
мастер-классов